Триумф мастера

Большой театр празднует юбилей Юрия Григоровича

Восемнадцатого января в Большом театре России торжественный вечер в честь легендарного русского хореографа Юрия Григоровича.

История хореографии обязана ему возвращением на сцену триумфального мужского героического танца, воплощенного не только в великолепных образах главных героев - полководца Спартака, уральского камнереза Данилы, царя Ивана Грозного и всех классических принцев, чьи партии Григорович радикально обновил, но и впечатляющими массовыми сценами танцующих армий гладиаторов, рыцарей и прочих балетных войск. Труппа Большого обязана Григоровичу не просто обширным оригинальным репертуаром и несколькими поколениями великолепных танцовщиков-актеров, но и тем, что с середины ХХ века и по сию пору сохраняет лидирующие позиции на мировой сцене.

Прорыв

С первого спектакля Юрия Григоровича - "Каменного цветка", поставленного в 1957 году в ленинградском Кировском (ныне Мариинском) театре, в нашем балете началась новая эпоха. Григорович нашел выход из тупика, в котором оказалась "хореографическая драма" - главное направление советского балета середины ХХ века.

Григорович не только придумал способ воплотить сюжетные коллизии исключительно танцевальными средствами, но и предложил оригинальный хореографический язык, соединив акробатические находки авангарда 20-х годов с петербургской классикой и принципами "симфонического танца", которые разрабатывал его учитель Федор Лопухов.

Опорой Григоровича был его учитель и сподвижник, великий театральный художник Симон Вирсаладзе, наследник традиций знаменитого "Мира искусства". Вместо покартинных бытоподобных декораций он придумал принцип единого живописного образа всего пространства спектакля, дополняемого разными деталями, варьирующимися как музыкальные темы. В "Каменном цветке" это была малахитовая шкатулка во всю сцену.

То, что спектакли Григоровича и Вирсаладзе были признаны и одобрены властями именно за новаторство, а балетмейстер возглавил труппу Большого, в театральных кругах восприняли как символ "оттепели". После долгих лет диктата идеологии верх взяла эстетика.

Значительная часть работы Григоровича - работа с классическим наследием русского балета. Сохранив шедевры предшественников, балетмейстер сумел сделать старинные спектакли - "Лебединое озеро", "Спящая красавица", "Раймонда", "Жизель", "Баядерка"- хитами сегодняшнего дня. Суть его работы заключена в том, чтобы создать новый контекст, в котором хрестоматийно известные танцы и мизансценические решения обретают новое звучание. А цель этих обновлений - выявить внутреннюю идею старинных хореографических текстов, а также подчеркнуть основные принципы их внутренней организации. Иными словами, редакции Григоровича по сути не просто интерпретации, но и своего рода художественные исследования.

Юбилей

В программе вечера - фрагменты программных спектаклей Григоровича: "Щелкунчика", признанного лучшим воплощением этой популярной новогодней сказки, "Спартака", ставшего не только балетным, но и государственным символом, и "Золотого века" - последней постановки хореографа, недавно возобновленной в Большом.

В "Щелкунчике" Григорович и Вирсаладзе попытались проникнуть в философские глубины сказки Гофмана, музыки Чайковского и совместить одно с другим. Они были первыми, кто ушел от феерии и сочинил новый сценарий. Действие здесь представлено как путешествие героев по елке. Преодолевая путь к вершине, они проходят разные испытания. Сюжет развивается как драма взросления героини, вырастающей из своих детских грез.

Балет "Золотой век" на музыку Дмитрия Шостаковича, поставленный Юрием Григоровичем в Большом театре в 1982 году, - веха не только театральной, но и в какой-то мере и политической истории Советского Союза. После печально знаменитых разгромов 30-х годов, увенчанных разносными статьями "Сумбур вместо музыки" и "Балетная фальшь", деморализованный Шостакович ничего больше для театра не написал. Ощущение угрозы репрессий не покидало его до конца жизни (разгромное постановление так и не было отменено), поэтому Шостакович всячески сопротивлялся возврату его сочинений на сцену.

В 1982 году премьера "Золотого века" прозвучала и как долгожданная реабилитация, и как художественный прорыв. Совместно с другом композитора Исааком Гликманом Юрий Григорович написал новое либретто. Исходные маловразумительные подробности приключений советской футбольной команды за рубежом Григорович заменил динамичной историей о том, как на фоне столкновения мира советской спортивной молодежи с миром изысканного нэпманского декаданса разворачивается любовная интрига с классическими перипетиями ревности, мести, убийств, похищений и лирических переживаний. Музыку балета дополнили фрагментами симфонических сочинений Шостаковича. А сценическое действие оказалось не только зрелищным балетным детективом, но и обобщенным образом советского театра 20-х годов, поданным в тонкой стилистической аранжировке позднейшего времени.

В премьерных составах блистали не просто звезды, но крупнейшие мастера балетной сцены. Наталия Бессмертнова, Людмила Семеняка, Алла Михальченко, исполнявшие роль танцовщицы кабаре, полюбившей рабочего, - такие же харизматичные личности мирового балетного "Голливуда", как Элизабет Тейлор, Одри Хепберн, Вивьен Ли в кино. Ирек Мухаммедов в роли атлетичного рабочего-любовника и Гедиминас Таранда в роли великосветского бандита давали фору многим гламурным бодибилдерам и Джеймсам Бондам. Татьяна Голикова в роли сообщницы бандитов - элегантно-томная в лиловом боа с бриллиантами и пугающе остервенелая в бандитских разборках "на ножах" - напоминала знаменитую героиню Лайзы Миннелли в "Кабаре".

Сегодня, когда публика хочет быть уверена, что не зря тратит немалые деньги на билет, "Золотой век" празднует свой главный триумф. Это настоящий кассовый спектакль не для десятка "продвинутых" балетоманов, а для всех - и для элиты, и для масс, ищущих "настоящий легендарный Большой театр" времен его золотого века. Того самого, символом которого стал легендарный "Спартак" - венчающая сегодняшний вечер танцевальная фреска о прорыве к свободе ценой собственной жизни.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Михаил Лавровский


- Есть много позеров от искусства. Юрий Николаевич таким не был. Он всегда приходил на репетиции абсолютно подготовленным. Помимо таланта он еще был действительно серьезным художником и профессиональным человеком. Благодаря его творчеству балет приобрел большую осмысленность. Его постановки не были спектаклями-концертами, где просто танцуют мальчики-девочки, в них был другой масштаб. Григорович действительно создавал художественные образы. Великий режиссер, что говорить. С ним было очень интересно работать.

Валентин Елизарьев

ДИРЕКТОР НАЦИОНАЛЬНОГО БАЛЕТА БЕЛОРУССИИ


- Я помню, как сорок лет назад, будучи студентом Ленинградской консерватории, специально ездил в Москву смотреть его спектакли. Я видел тогда все его постановки. И это были колоссальные впечатления, потому что каждый его спектакль - жемчужина. Григорович никогда не учил меня, но я считаю его своим учителем. Именно на его спектаклях я как хореограф учился выстраивать спектакль драматургически, работать с актерами над серьезными, глубоко художественными образами. Это очень крупный мастер, обладающий совершенно неповторимой магией личности. Его дар лидера-творца позволил создать ему и первоклассную труппу в Большом театре, и теперь - практически на ровном месте - в Краснодаре.

Ярослав Седов