Страшный суд Дэвида Линча

Обозреватель РИА Новости Анатолий Королев.

На экраны Москвы и России вышел новый фильм культового американского режиссера Дэвида Линча "ВНУТРЕННЯЯ ИМПЕРИЯ" (именно так - только заглавными буквами, - просит режиссер писать название новой работы). Дэвид Линч знаменитое имя, достаточно вспомнить хотя бы сериал "Твин Пикс", фильмы "Дикие сердцем" или "Малхолланд Драйв". В прошлом году в Венеции Линч получил "Золотого льва св. Марка" за выдающийся вклад с мировое киноискусство. До этого он завоевал и "Золотую пальмовую ветвь в Каннах" и "Золотой глобус".

И все же наше внимание к последнему фильму вызвано в первую очередь тем, что в нем много места отведено славянской теме, а выразителем этой идеи стала Польша, провинциальный городок Лодзь, где чуть больше года назад, зимой, Линч снимал важную часть своей трехчасовой ленты.

Тут надо взять паузу.

Дэвид Линч бескомпромиссный критик человека и современности.

Главная цель его фильмов навести огромную увеличительную лупу на ситуацию, и увидеть ее до мозга костей, до самой последней точки, вывернуть, как кишки, и намотать на руку. Иначе не скажешь.

Так, например, в центре одного из первых его фильмов "Человек-слон" - страшная история о реальном англичанине позапрошлого века, Девиде Меррике, который был настолько страхолюден от рождения, что его показывали в балаганах как гримасу природы. Вместо лица у несчастного был трясущийся хобот с отчаянными глазами затравленного человека. Линч взял в герои урода (его блистательно играет Джон Херт) для того, чтобы страшным уродством проверить христианство прочностью самых христиан.

Как поведет себя человек при встрече с таким ужасом?

По разному.

Героем фильма становится гуманист доктор Фредерик Тривз (его играет великий актер Энтони Хопкинс), который берет под опеку страшилище, и постепенно сфера сострадания окружает несчастного кольцом надежной защиты. Викторианская Англия устояла. Линч фиксирует, что европейское зло все же повержено рыцарем света.

А вот родной Америке в творчестве режиссера не повезло.

Детство будущий классик провел в маленьком городишке Миссула на границе с Канадой, где в лесах еще сохранились поселения индейцев. Позднее именно такой тихий благообразный городок станет героем сериала "Твин Пикс". Так вот, нацелив свою безжалостную лупу на атом американского общества, Линч с азартом фрейдиста, вскрывает жуткую изнанку этой гладенькой жизни, замешанной на инцестах, лжи, подлости, извращения, корень которой уходит в самую бездну мировой злобы и ненависти.

После Драйзера в истории США не было более жесткого мастера разоблачения американской мечты.

И вот последний фильм.

Его многослойный сюжет пересказать невозможно, да и не нужно. Линч создает фильм, в котором идут параллельно сразу четыре фильма, главная линия - это история голливудской актрисы (ее замечательно играет любимая актриса мастера Лора Дерн), которая началась сниматься вроде бы в нормальном кино, и постепенно провалилась в другую жизнь, где оказалась женой циркового актера-поляка и, в конце концов, стала проституткой и убийцей на улицах Лодзи.

Линч выбрал в качестве натуры современную Польшу. Запущенный, тусклый, страхолюдный город Линч подает как дно мировой души, как источник душевных кошмаров, от которых корчится его солнечная Америка.

Конечно, это метафора. Конкретно против поляков режиссер ничего не имеет, хотя Лора Дерн сказала в одном интервью, что, оказавшись в запущенном снежном городке (она дитя калифорнийских пляжей) пережила настоящий шок от холода и темноты. Там, по ее словам, время остановилось, там только-только миновала вторая мировая война и Аушвиц (Освенцим) еще не освобожден.

Этот страх перед снегом, содрогание от хмурой славянской души, режиссер подает как подсознание мировой цивилизации, где рождаются монстры мировой непогоды и кич крови; в Лодзи метафорически находится ад, империя зла и снега. Часть фильма идет на польском языке, который часто никто не переводит, после чего польская речь становится частью непонятной черной мессы, словами заговора.

Язык этому миру не нужен, восклицает американец.

Почему холод и снег так ужасны для Голливуда?

Невольно на ум пришли мои детские страхи, когда, вцепившись руками в стул, я смотрел очередной диафильм об ужасной Америке, где есть страшная улица Уолл-стрит, где жирные псы полицейские лупят дубинками несчастных черных детишек, а гадкий поджигатель войны, президент Гарри Трумэн тянет когти к белому голубю мира. Почему-то эта Америка моему воображению виделась как страна "где-то внизу", (а СССР на горе!), как страна черного мрака, дождей, жидкой грязи, испражнений и злобы.

Вот он кич холодной войны!

Видимо нечто такое же, глубоко архаичное, атавистическое переживает и подсознание Америки, когда натыкается на образ снежной России и прочих немых "поляков".

Ясно, что пока два мира, кусаясь, сидят в печенках друг у друга - никакая гармония человечества невозможна.

Сразу замечу, что Линч абсолютно бесстрастен, его ледяной взор с таким же скрежетом ледокола вспарывает и Голливуд, где его актриса умирает на легендарном бульваре Сан-Сет от американской проститутки, которая саданула ее отверткой в живот, и вот темная кровища хлещет на тротуар, куда победно вмонтированы имена и (звезды) великих голливудских звезд.

Линч фиксирует роковую дихотомию мира, где Голливуд всего лишь изнанка заснеженной Лодзи, и где человек одинаково обречен на поражение.

Показ фильма в Венеции вызвал замешательство в зале, все ли в порядке с психикой у господина Линча спрашивали журналисты. Думаю, что с Линчем все в полном порядке, чего не скажешь о мире, где все мы живем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции