Из первых уст

Российская газета: Один из ваших самых знаменитых фильмов - "Красотка", где вы играли с Ричардом Гиром. Потом с ним же вы снялись в "Сбежавшей невесте". Хотели бы вы сняться с Гиром в сиквеле "Красотки"?

Джулия Робертс: С Гиром - всегда, в сиквеле - никогда. Я не верю, что можно восстановить ту химию, которая в тот момент существовала в фильме. Да и зачем? Вокруг столько новых возможностей...

РГ: В последние годы вы стали иконой американского кино. Есть ли у вас тайный рецепт успеха?

Робертс: Конечно, нет. У каждого - свой рецепт, своя дорога. Я вообще довольно скептически отношусь ко всем этим "иконам", "символам", суперзвездам... По-моему, эти термины придумываете вы, журналисты, чтобы украсить статьи. Если мы начнем сейчас перечислять тех, кого награждали самыми громкими титулами совсем недавно, каких-нибудь лет десять назад, а сейчас никто и не помнит их имен, то пальцев на руках не хватит.

РГ: Как думаете, почему так происходит?

Робертс: Шоу-бизнес - очень жестокая профессия, где многое зависит не от тебя: от агентов, партнеров и режиссеров.

РГ: Ну и кто же из режиссеров является любимцем Джулии Робертс?

Робертс: Их несколько. В первую очередь, конечно, Гэрри Маршалл. Он, как никто, умеет найти комедию в драме и трогательность в комедии. Я боготворю Стивена Содерберга. Очень острый, замечательно выстраивающий характеры, создающий выигрышные для актера ситуации. Это ему я обязана "Оскаром" в "Эрин Брокович". И, конечно, Майк Николс. Работая с ним, ты вдруг обнаруживаешь, что у тебя есть мозг, и он даже функционирует.

РГ: А актеры? Творчество кого из коллег вам нравится больше всего?

Робертс: Этих людей десятки. Я обожаю Джорджа Клуни. Скажу вам, что Том Хенкс и его жена Рита - мои близкие друзья. Мне хорошо работалось с Бредом Питтом, он очень солнечный человек. Помощь Салли Филд и Ширли МакЛейн была для меня бесценна, когда мы снимались в "Магнолиях". О Ричарде Гире я уже упомина ла. Здесь я, пожалуй, остановлюсь, а то составлю длинный список и забуду кого-нибудь...

РГ: Вряд ли, Джулия, ваши коллеги читают российскую прессу...

Робертс: Доброжелателей знаете сколько? Переведут, и еще с любовью.

РГ: Уже многие американские актеры, включая, к примеру, вашего брата Эрика или Майкла Йорка, завязали отношения с российским кинопроизводством. Нет ли и у вас желания поработать в России?

Робертс: Пока у меня трое малышей, и речи не может быть о том, чтобы я отсюда куда-нибудь уехала. А потом, через несколько лет, посмотрим, что мне предложат. Актер ведь - профессия зависимая.

РГ: Ваша привязанность к семье стала в Голливуде прямо легендой. Нет, пожалуй, ни одного интервью, где бы вы не упомянули мужа Дэнни и детей. Однако не так давно вы снялись в фильме "Улыбка Моны Лизы", где героиня оценивает семью как нечто вторичное по отношению к своим амбициям. Не чувствуете ли вы разрыва между своей личностью и этим образом?

Робертс: Вы что, все сговорились задавать мне этот вопрос? Моя героиня Кэтрин Уиллис вовсе не против семейной жизни, она против того, чтобы семейная жизнь ломала женскую психологию. Кэтрин - независима и не хочет жертвовать независимостью, пока не поймет, во имя чего. И никакого разрыва между мною и сыгранной ролью нет. Моя семейная жизнь целиком построена на любви, и моя независимость не принесена в жертву. Наоборот, она этой любовью укрепляется.