Шамиль Тарпищев: Я вообще футболист, а не теннисист. То есть футбол у меня - спорт номер один

В редакции "Российской газеты" побывал Шамиль Тарпищев, член МОК, президент Федерации тенниса России, капитан мужской и женской сборных, председатель Совета директоров "Кубка Кремля".

Кстати, по поводу проходящего в эти дни в спорткомплексе "Олимпийский" 18-го по счету традиционного турнира Тарпищев признался:

-Мечтаю, чтобы 14 октября, в воскресенье оба главных приза достались российским теннисистам.

Из худших мы делали лучших

Российская газета: Шамиль Анвярович, вы всегда говорите, что при советской школе физического воспитания четко была выверена вертикаль управления с одной безусловной боеспособной связкой: тренер - спортсмен. А в отечественном теннисе эта методическая вертикаль сохранилась?

Тарпищев: В теннис, когда он не был олимпийским видом спорта, приходили - в кавычках - "худшие" дети. И мы были должны из "худших" делать лучших. И так оказалось исторически, что сегодня наша методика подготовки детей до 14 лет - лучшая в мире. Почему? Не потому, что мы такие хорошие. Просто остальному миру не надо было этим заниматься. А мы вынуждены были. Допустим, в Америке две тысячи детей принимали участие в чемпионате страны. А у нас в первенстве Союза играли 24 подростка. То есть, попадали лучшие - первые и вторые номера от каждой республики, от каждого региона. А ведь талантливые в этом возрасте, как правило, пятые, шестые. Причем, такое качество, как быстрота, у детей воспитывается лишь в возрасте от семи до девяти лет. Быстрый и выносливый ребенок, такой, чтобы эти качества были заложены на генетическом уровне, рождается один на 25 тысяч. Но кто у нас работает над быстротой с детьми от 7 до 9 лет? Никто и ни в одном виде спорта. А мы работаем.

С визами в Штаты такая волынка

РГ: У вас возникали проблемы с получением виз в Штаты. А теперь в Портленде 30 ноября - 2 декабря финал Кубка Дэвиса. Разобрались с визой?

Тарпищев: Я сдал документы в посольство США сразу после окончания полуфинального матча Кубка Фе дерации с американками. (Через два дня после встречи в редакции "РГ" Шамилю Тарпищеву дали американскую визу - Прим. ред.)

РГ: Нашим читателям будет интересно узнать о ваших отношениях с посольством США, с американским консулом, департаментом США. В чем причина этой истории с визой?

Тарпищев: О причинах мне не говорят, и я ничего не знаю. Думаю, истоки идут от 1996 - 1997 годов, когда в прессу было выброшено много негативного. И кто-то из моих "доброжелателей" постарался, чтобы это попало в американский компьютер. Потому что у меня идеальные отношения с посольством США в Москве. Даже последние три ночи, когда летом ждали мою визу, его сотрудники работали, не закрывали консульство, ждали сообщения из госдепа.

РГ: И во сколько дали визу?

Тарпищев: В полтретьего ночи позвонили, и в 3.45 я получил визу. А в два часа дня уже улетел.

РГ: Вы фигура известная для всей Америки, включая и президента США. Почему же они не могут решить этот вопрос?

Тарпищев: Трудно сказать. С 1996 года - это мой пятый выезд. Но я обратился уже в Международный Олимпийский комитет и в национальный Олимпийский комитет США, в американскую теннисную ассоциацию, в наш МИД. Очень помогает национальный Олимпийский комитет США.

РГ: Вас же еще хотели - в шутку или всерьез - лишить шенгенской визы. Рассказывают, это произошло во время вашей встречи с Жаком Шираком, бывшим президентом Франции?

Тарпищев: В Сингапуре на сессии МОК я выходил из ресторана, куда как раз входили Ширак со свитой. И Ширак, увидев меня, говорит: вы, мол, лучший тренер мира, поздравляю. А кто-то из его свиты вдруг добавил: ему с большим трудом дают визу в Америку, надо его лишить еще и шенгена.

Капитан нарисовал портрет команды

РГ: Каковы шансы наших ребят в США в финале Кубка Дэвиса?

Тарпищев: У американцев, конечно, больше шансов. А у нас есть процентов 40. Дмитрий Турсунов может хорошо сыграть на быстром покрытии. Я знаю, что его Джеймс Блейк очень боится - они еще ни разу друг с другом не встречались. Если брать взаимоотношения других, то, допустим, у Михаила Южного с Энди Роддиком - 2:3. Марат Сафин, если подготовится, может хорошо сыграть. Так что варианты есть.

РГ: Вы говорили, что собираетесь поехать впятером. Можете широкими штрихами нарисовать психологический портрет нашей сборной, каждого игрока?

Тарпищев: Давыденко. Он долго адаптируется. Поэтому ему больше других надо времени для перехода с одного покрытия на другое. Вместе с тем Николай обладает очень хорошей внутренней, я бы сказал, спортивной злостью.

Турсунов. У него довольно-таки подвижная нервная система. Дмитрий не любит играть на земле. Он как игрок рожден для быстрого покрытия. Ему по душе короткие розыгрыши очка.

Южный. Михаил - продукт российской системы. Он не учился ни в одной зарубежной академии мира. У него очень вдумчивый, грамотный тренер - Борис Собкин. Наверное, самые среди нас трудолюбивые наставник и ученик. У этой пары все методически расписано, даже контролировать теннисиста не надо - только направлять. И останавливать, чтобы не перегружался.

Андреев. Он сторонник игры на задней линии, не сеточник. Поэтому, естественно, ему приходится полагаться только на подачу и на удары с задней линии.

Сафин. Марат может здорово сыграть на любом покрытии, выиграть любой матч. Вопрос только в мотивации. Он - художник на корте, постоянно что-то творит внутри себя. Вы заметили? В ходе розыгрыша очков в гейме он как правило обязательно делает один "подарок", то есть, не всегда строго играет. Поэтому Марата надо держать в рамках, чтобы он играл строго.

Тренер - мастер компромиссов

РГ: Часто ли вам на посту капитана сборных приходится заниматься "разруливанием" конфликтных ситуаций?

Тарпищев: Теннис - индивидуальный вид спорта, и в сборной всегда есть лидер - явный или скрытый. Я, слава богу, в свое время два года занимался психологией стрессовых состояний в спорте. А капитаном с тал в 1974 году, поэтому имею богатый опыт взаимодействия с игроками.

РГ: Есть ли у других россиянок какие-то сложности в отношениях с Марией Шараповой?

Тарпищев: Что касается Шараповой, то ситуация очень простая. У Марии ни одного конфликта со спортсменками не было. Конфликты возникали между родителями, конфликты раздувались вокруг Шараповой. Сейчас был матч Кубка Федерации. Для меня было понятно: ей надо появиться, надо побыть в команде. И она согласилась: "Я приеду". Когда прилетела в Москву, ситуация была неоднозначная. Я разговаривал с девочками. Обращаюсь к Кузнецовой: "Света, у тебя был конфликт с Шараповой?" Она говорит: "Нет". Спрашивал Веснину: "А у тебя какая-нибудь ситуация была?" Лена ответила: "Да нет, я здесь как-то в раздевалке стояла, а Маша проходила и - поздоровалась. Я даже приятно удивилась". Вы знаете, мне это очень понравилось. Когда мы из гостиницы "Славянской" выходили - нужно было ехать на прием в посольство Италии, - Шарапову поджидал персональный автомобиль, который по контракту должен ее обслуживать. Машу приглашают в машину, а она в ответ: "Нет, все девочки на автобусе, и я поеду с ними". Нормально, по-человечески.

РГ: Писали, что Кузнецова была недовольна приездом Шараповой...

Тарпищев: Да высказывания Светки обыгрывали так, что они были абсолютно не похожи на то, что она на самом деле говорила! Когда Кузнецова и Шарапова прощались, то расцеловались, договорились о следующей встрече. И, между прочим, именно Света предложила Маше вместе с командой пробежать круг почета с флагом.

РГ: А по поводу Шараповой и Чакветадзе? Была какая-то стычка между отцом Марии Юрием и отцом Ани Джамалом?

Тарпищев: Был инцидент. Но выпили по рюмке водки - и вопрос исчерпан.

РГ: Шамиль Анвярович, в каких ситуациях вы идете на компромисс, а в каких нет?

Тарпищев: Приведу пример. В 2002 году, когда играли финал Кубка Дэвиса с французами в гостях, все хотели, чтобы на решающий матч я поставил Евгения К афельникова. Кроме, пожалуй, Марата Сафина. Это же конфликтная ситуация! Выпустили Мишу Южного.

Хочу сказать: у нас счастливая команда и в том плане, что очень хороший подбор тренеров. Задача тренера не в том, чтобы сказать спортсмену: делай так-то и так-то, и тогда выиграешь. Нужно подвести его к этому, чтобы он сам считал так, как считает его наставник. Я, знаете, в 25 лет стал старшим тренером. Алик Метревели, да и все другие теннисисты в сборной были старше меня. Я говорю как-то Метревели: помнишь, в таком-то году ты играл с тем-то, ты сделал то-то... Он говорит: да, помню. Я предлагаю: "Сделаешь то же самое - тогда выиграешь". Он отвечает: "Хорошо, сделаю". И выиграл. А матча-то, о котором я говорил, не было.

РГ: Некоторые утверждают, что если Марат Сафин захочет играть, вы не станете ему перечить...

Тарпищев: Знаете, когда я первый раз в своей карьере не был уверен, кого ставить на решающую встречу? Это было в декабре прошлого года в Москве, когда играли финал с аргентинцами. Помните? Давыденко "летит" в матче против Налбандяна, а я еще ко второму сету не определился, кого ставить на решающее очко. И не знаю, кого выпустит капитан аргентинцев - Акасусо или Кальери? Говорю Сафину и Южному: готовьтесь оба. И вот, представьте, картина: Давыденко проигрывает, общий счет в матче 2:2. А я в течение десяти минут должен сказать, кто играет. Вхожу в раздевалку. Оба стоят, ждут решения. Спрашиваю Марата: "Ты готов?" Он говорит: "Готов". Я говорю: "Будешь играть!" А Турсунову сказал, мол, не расстраивайся, потом объясню почему.

РГ: Но вы же рассказывали, что выпустить Марата вам подсказал ваш младший сын Филипп...

Тарпищев: Филипп - уже готовый тренер в 13 лет. Действительно, прихожу накануне домой, а он спрашивает: "Папа, ты уже решил, кого будешь ставить на пятый матч?" Я говорю: "Еще нет". И тут он заявляет: "А я знаю - за аргентинцев сыграет Акасусо, поэтому надо ставить Сафина". Вообще, конечно, я всегда советуюсь со спортсменами, с личными тренерами, тренерами сборной. А потом только принимаю решение. Но часто бывает и так: вечером все продумываю, засыпаю, а ночью просыпаюсь и понимаю, все не так, все неправильно. Меняю решение. И пока не промахнулся.

РГ:Не задумывались, кто может стать после вас капитаном национальных команд?

Тарпищев: В принципе даже сейчас капитаном может стать и Сергей Леонюк, и Александр Волков. У команды девочек - Лариса Савченко. У нас преемственность отработана. Вопрос только в том, что никто не хочет садиться на "электрический стул". Помните, про Анну Курникову говорили: вот она играет в Америке, не хочет играть за Россию. Я тогда капитанам команды Кубка Дэвиса был, а женской сборной руководил Константин Богородецкий, который уехал работать в Турцию. Так вот, разговаривая с Курниковой, я сказал: надо играть. А она в ответ: "Да у меня конфликт и с тренером, и со спортсменками". - "А если я буду капитаном, будешь играть?" - "Буду". Приехала и играла. Вот так я стал капитаном женской сборной.

РГ: А вам, кстати, не предлагали работать за рубежом?

Тарпищев: Предлагали. Президент французской федерации тенниса подошел к Борису Николаевичу Ельцину (это два года назад было) и попросил, чтобы меня отпустили тренировать сборную Франции. Но, конечно, об этом не могло идти и речи: я - россиянин.

Кто с мячом к нам придет

РГ: Шамиль Анвярович, сегодня очень популярны любительские турниры, в которых играют известные политики, артисты...

Тарпищев: В свое время мы приезжали в Америку, тогда еще Трояновский был послом, страстный любитель тенниса. Он всегда нас ждал, брал с собой на все турниры, которые проводили дипломаты. На корте устанавливается оптимальный контакт для решения проблем. Ну, и к тому же это забава, отдых. В любом дипломатическом комплексе на Западе есть теннисный корт. Если вы имеете в виду игры особо важных персон, то сейчас таких турниров полно. Началось все с "Большой шляпы", а теперь есть и "Бескозырка", и "Кожаная кепка", "Сибирская у шанка". Но это VIP-овские соревнования, а есть просто любительские - они нужны как воздух. Очень многие играют для себя на постоянной основе не меньше двух раз в неделю. А VIP-турниры играют же родители, которые приведут на теннис своих детей. Уникальность нашего вида спорта в том, что не надо искать большую компанию, как в футболе. Нашел соперника по силам, вышел на корт, получил удовольствие...

РГ: ... и поругался!

Тарпищев: Неважно - помирился, поругался, но с каждым ударом ты как бы бъешься за свою жизнь. Задохнулся - все равно должен бежать. Кстати, Борис Николаевич Ельцин говорил, что теннис - единственный вид спорта, где "переключается голова". Ты один на один с мячом и думаешь только о том, как его отбить. Лишь однажды у Ельцина это правило не сработало - когда была история с объявлением ему импичмента. Мы пошли с Борисом Николаевичем на корт, поиграли. А он после и говорит: "Шамиль, вот первый раз, когда голова не отдохнула, не переключилась".

РГ: Говорят, теннис - продолжение жизни, только на корте. Каким был на корте Ельцин?

Тарпищев: У него поразительное качество было - плюс, характерный для профессиональных спортсменов и политиков. Это мобилизация нервной системы. В сложной ситуации он способен был сыграть лучше. Счет меньше, а он рискует и - попадает.

Душа полна футболом

РГ: Теннис сразу стал главным делом вашей жизни?

Тарпищев: Я начинал играть в русский хоккей, потом был футбол. Но получил надрыв связок, мама запретила играть в футбол. И я пошел в теннис, потому что в конце тренировки там играли в... футбол.

РГ: Поэтому-то наши девочки-теннисистки очень любят разминаться, играя в футбол? Но и ребята, наверное?

Тарпищев : Я культивировал футбол все время, считаю, что это отличная игра для разрядки. Я вообще, если хотите знать, футболист, а не теннисист. То есть футбол у меня - спорт номер один. Девочки, кстати, у нас очень хорошо владеют футбольным мячом. Я думаю, что если бы из т еннисисток сделать футбольную женскую команду, то она точно могла бы что-то выигрывать.

РГ: Очень интересна ваша точка зрения о работе Гуса Хиддинка со сборной России.

Тарпищев: Я думаю, с Хиддинком надо проводить учебу наших тренеров. Но мне непонятно, почему с итальянским дипломом сидит без работы Шалимов? С немецким дипломом - Кирьяков, которого даже не пустили работать в Орел, куда он хотел. То есть, я хочу, чтобы наши молодые тренеры были востребованы. До последнего времени их никуда не пускали. Было такое ощущение, что всe договорено, что новые люди абсолютно не нужны. А истоки беды, на мой взгляд, опять-таки в отсутствии организации и вертикали управления.

РГ: Как вам Настя Мыскина в роли ведущей передачи "Наш футбол"?

Тарпищев: Я думаю, рановато ее туда пригласили. Несомненно, она может адаптироваться, быстро соображает, но, конечно, знаний о футболе у нее не хватает. Это объективно.

РГ: А в "Ледниковом периоде" как она оказалась?

Тарпищев: Фигуристкой она стала случайно. На ее месте должна была быть Чакветадзе. Аня хорошо катается на коньках. Но получилось так, что Чакветадзе стала успешно выступать на корте, началась борьба за попадание в мировую "пятерку". И решили заменить ее Мыскиной.

Пенза: за час на корте - 1 доллар

РГ: Кортов в Москве строится много, но, как ни странно, цены на аренду не снижаются. Создается впечатление, что новые спорткомплексы соревнуются между собой: у кого дороже? Запредельная стоимость элитных площадок - до двух и более тысяч рублей за час - сохраняется, говорят, благодаря богатеям, посещающим эти корты. Им, видите ли, "несолидно" платить мало, они хотят подчеркнуть свою избранность.

Тарпищев: Я бы так не сказал. Все базы имеют приблизительно одну цену. Они друг на друга равняются. После шести вечера наибольшая цена - 70 долларов в час. Для сравнения: в богатейшей Швейцарии за самый дорогостоящий корт нужно заплатить 40 долларов в час. Все-таки из-за отсу тствия крытых кортов теннис у нас остается сезонным видом спорта. Летом такой острой проблемы нет. А в регионах вообще гораздо дешевле. Сейчас, например, в Пензе - практически бесплатный теннис. Этот город уже провел два международных турнира. Там губернатор Бочкарев строит в парковой зоне, знаете, сколько кортов? 24! Все площадки в одном месте. А цена корта - не поверите! - один доллар за час игры. Хорошие базы в Тольятти, строятся в Саранске, Рязани. Подписан проект о строительстве теннисного центра в Казани. Ханты-Мансийск сдает в конце ноября семь крытых кортов. Как говорится, процесс пошел. Это только Москва особняком стоит. Ведь здесь сосредоточены люди с деньгами. Цены в столице не сравнишь с другими регионами. Я сейчас с мэром Лужковым решаю этот вопрос. Я пришел к нему и говорю: "Юрий Михайлович, у нас теннис уходит из Москвы". Он спрашивает: "Почему?" А я отвечаю: "У нас корт стоит до 70 долларов в час. Кто может себе позволить играть? Олигархи и состоятельные люди ведь занимаются теннисом для себя. И, как правило, не хотят, чтобы их дети становились спортсменами, - тренируются так, для общего физического развития". Разговаривая на эту тему с Лужковым, я сказал, что нужно сделать в Москве порядка 32 кортов. И чтобы они не были отягощены коммерцией. Они должны быть на балансе спорткомитета и даны в оперативное управление Федерации тенниса. Тогда и оплату работы тренеров можно сделать подобающей. Юрий Михайлович пообещал, что решит этот вопрос. По программе, обговоренной с мэром Лужковым, в частности, восемь крытых кортов будет на Ленинградском шоссе, в Национальном теннисном центре России имени Хуана Антонио Самаранча. На 11-й Парковой тоже будет восемь крытых площадок. На Площади Ильича - шесть. А по новой Олимпийской деревне выпущено постановление правительства Москвы о постройке крыш для семи теннисных кортов. Огромное спасибо Лужкову.

Как-то играл я с Джеком Николсоном

РГ: Шамиль Анвярович, вы как-то обмолвились, что хотели быть детским тренером...

Тарпищев: Эт о вообще мое призвание. Когда я, помню, заходил в автобус или в трамвай, то, если там дети плакали, при моем появлении плач прекращался. Я всегда легко находил контакт с детьми.

РГ: А со своими сыновьями вы легко находите общий язык?

Тарпищев: Ну, со старшим, Амиром, сложно было, потому что он все-таки Скорпион. Но сейчас все нормально. С младшим никогда не было проблем.

РГ: Сколько старшему лет?

Тарпищев: 19. Он учится в американском колледже, но здесь, в Москве, у Курского вокзала. Младшему 13 лет, занимается теннисом в "Олимпийце". Что касается тенниса, то старший очень талантливый был. Быстрота и выносливость на самом высоком уровне. Но не мотивирован на результат. У младшего не такие данные, но он очень трудолюбивый. Не видит себя без тенниса.

РГ: Вы играли в теннис со многими известными людьми. Расскажите какую-нибудь запомнившуюся историю.

Тарпищев: Помню, играл с Джеком Николсоном, знаменитым актером Голливуда. Получилось так, что я неожиданно занял его стоянку на парковке стадиона в Лос-Анджелесе. Мало того - выхожу на корт, а мне говорят: нельзя, это корт Джека Николсона, там так и написано. Я спрашиваю: "Когда он последний раз здесь был?" Мне отвечают "Месяца два назад". Я говорю: "И вы думаете, он придет?" И, как ни удивительно, пришел через несколько минут. Мы посмеялись, поиграли хорошо.

РГ: Теннис - элитарное увлечение?

Тарпищев: Судите сами. По данным ЮНЕСКО, если человек занимается тремя видами спорта - серфингом, горными лыжами и теннисом, то он может отдыхать и получать удовольствие в течение года где угодно. Из этих трех увлечений теннис - самый демократичный спорт. Не нужны ни горы, ни водоемы.

Александр Ерастов